У нас, в России, это невозможно…

Несвоевременная преамбула к позабытой и позаброшенной антифашистской литературе. (Продолжение)

В основу этой подборки антифашистских книг положена мысль о том, что метафора, притча, сказка точнее определяет сущность любого красно-коричневого людоедского режима. Любого – , в том числе и будущего. Любого поскольку иносказание лишено конкретики и может быть подогнано под любое государство, где есть культ личности какого-нибудь фюрера-засранца и тайная политическая гестапа, систематически и регулярно уничтожающая каждого десятого (или каждого пятого!), независимо от того, хочет ли этот смертник ребёнка (подарок!) от фюрера или наоборот подозревает, что фюрер – это психопат и маразматик, и подарить он может только гавно. Как правило – чужое.

Первое место здесь безусловно принадлежит сриалистическому, т.е. соцреалистическому произведению коммунистки, члену КПСС Анны Зегерс “Седьмой крест“. В основе притчи немецкой антифашистки – мысль, казалось бы лежащая на поверхности: фашистскому людоедскому режиму может противостоять только фанатическое коммунистическое подполье. Ну и вице верса: с оголтелым коммунистическим каннибализмом эффективно и результативно может бороться только и только лишь фашистская партизанщина. Всё остальное в “Седьмом кресте” – это лишь иллюстрация к этому нехитрому лозунгу; иногда весьма талантливая, с меткими деталями прямо из жизни фашистской Германии и фашистской Франции, а иногда – нелепая, с выдумками и преувеличениями. Любопытно, что у Анны Зегерс был перед этим похожий роман “Оценённая Колбаса”, который заканчивался трагически. Знаете, почему? Правильно! Потому что главный герой – не коммунист. Главнй герой “Седьмого Креста” – коммунист, поэтому у романа закономерный “хэппи энд”. Но вместе с тем в отличие от 99% текстов сриализма (социалистического реализма) роман читается с захватывающим интересом. Дело в том, что Анна Зегерс использовала формулу бульварной прессы: ПОГОНЯ! Поймают фашисты коммуниста или нет – это держит читателя в напряжении до конца. – .-.=.-. – И пусть книжка неверна по содержанию, по форме – мастерски сделанная притча.

“Лже-Нерон” – это историческая аллегория на красно-коричневый режим. Настолько широкая что может вполне отнесён даже к Пугачёву (не спутайте со знаменитой певчихой!), который представлялся Царём-батюшкой Петром Третьим. Исскуствоведы в штатском в своё время утверждали, что Лион Фейхтванхер, рассказывая историю из Древнего Рима, разбросал по тексту многочисленные намёки на Гитлера, Геббельса и даже Геринга. Но – понять эти зашифрованные аллюзии, скрытые под историческими условиями и обстоятельствами античности, – под силу только очень большим интеллектуалам. Рядовым читателям даже в кошмарном сне не приснится, что “знаки достоинства”, фигурирующие на первых страницах “Лже-Нерона” – это намёк на красно-коричневую атрибутику, типа “свастики” или “звезды”… В нынешнее время ценность опыта исторической аллегории, предпринятого Фейхтвангером, – в том, что он обозначил для последующих поколений писателей – тупик. Жанр исторического романа откровенно плох как инструмент для резонанса современности. В большинстве случае усилия автора, считающего, что на материале “времён Очаковских и покоренья (аннексии) Крыма” он здорово (?) вмазал какому-нибудь фашизму, коммунизму или мао-пердунизму, оказываются тщетными. Но при этом надо помнить, что времена не выбирают, и в истории нашей многострадальной земли были такие времена, что только и только лишь в форме исторической аллюзии можно было сохранить честь и достоинство интеллектуала…

Следующая книга представляет собой взгляд из-за океана. Синклер Льюис, первый американец-лауреат Нобелевской премии мира написал свой роман “It Can’t Happen Here“(У нас, в США, это невозможно) в сложной общественной ситуации. На фоне Великой депрессии в США в 30-ые годы усиливались коммунистические и фашистские движения; американское общество радикализировалось на глазах: коммунисты и фашисты пропагандировали свои экстремистские идеи социальной и национальной ненависти, вербовали в свои ряды молодёжь, порознь формировали отряды красных и коричневых штурмовиков, готовились к свержению власти продажной буржуазии и установлению красно-коричневой диктатуры в Вашингтоне. Книга “У нас это невозможно” написана в жанре анти-утопии. Она опубликована в 1935 году и рисует воображаемый коммунофашистский Путч (Майдан по-американски), призванный не допустить выборы Пердзидента США в 1936 году. Автор показывает людей, которые воплощает красно-коричневый бред в действительность. Под талантливым пером Синклера Льюиса оказывается – ВСЁ ВОЗМОЖНО. – .-.=.-. – Писатель не видит силы, которая в Америке 30-ых годов, смогла бы противостоять как американским коммунистам, так и американским фашистам. Несмотря на тотальный пессимизм главной удачей писателя-пророка выглядит образ главного протагониста – коммунофашиста Шэда Лэдью, фюрера районного масштаба. В его крупнокалиберной тупой башке причудливо смешались коммунистические и фашистские идеи в одно целое, очень близкое к тому, что хотел сделать Сталин перед своей смертью – построить “коммунизм без жидов”. Эта гремучая смесь (идеологический аналог пакта Риббентропа-Молотова) привёл к тому, что в советских изданиях из этого романа Синклера Льюиса удалялось 147 страниц текста.

В общем, как показывают эти три романа у параболического (непрямого метода) изображения действительности есть и свои сильные стороны, но и серьёзная слабина. Поэтому тому из пишущих, кто задумывется или пытается реализовать нечто глубинно идеологическое и проблемное в форме метафорической следует поступать по нашей пословице: семь раз отмерь – один раз напиши.

В своём кратком обзоре я не упомянул Бертольда Брехта, создавшего целый ряд антифашистских фантастических пьес-парабол. Сделал я это во многом специально и – сознательно, поскольку, на мой взгляд, его творчество относится к области антифашисткой публицистики, а не литературы

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *